c6171987

Сташеф Кристофер - Чародей Раскованный (Чародей - 3)



Кристофер Сташефф
"Чародей - 3"
"Чародей раскованный"
(Перевод с англ В.А.Федоров)
Пролог
Первую свою обедню, папа Иоанн XXIV отслужил на глазах у всего мира,
следящего через 3МТ камеры. Вторую он отслужил на рассвете следующим утром,
на глазах у кучки посвященных священнослужителей в небольшой капелле,
примыкающей к его покоям. Нашлось не слишком много желающих вставать в пять
утра, даже ради обедни, проводимой святым отцом.
После скудного завтрака - он воскресил причудливый древний обычай
служить обедню на пустой желудок, вопреки всем лекциям своего врача о том,
что делает с его желудком глоточек вина каждое утро - папа сел за стол
встретить свой первый рабочий день на новом посту.
Кардинал Инчипио дал ему время, чтобы он смог устроиться поудобней,
прежде чем войти самому с охапкой пластинок - микрофильмов.
- Доброе утро, Ваше Святейшество.
- Доброе утро, Джузеппе.
Папа Иоанн поглядел на толстый футляр, вздохнул и вытащил свой аппарат
для чтения микрофильмов. - Ну, начнем. Что там у вас для меня?
- Нечто таинственное. - Кардинал Инчипио жестом фокусника извлек
древний конверт. - Я думал вам захочется начать утро с капельки
интригующего.
Папа уставился на пергаментный контейнер размером девять на двенадцать
дюймов.
- Вы безусловно привлекли мое внимание. Во имя всех звезд, что это
такое? Конверт?! - Папа, нахмурясь, взял его. - Футляр для посланий. Такой
большой? Он, должно быть, старый!
- Очень старый, - пробормотал кардинал Инчипио, но папа Иоанн его не
слышал. Он с трепетом глядел во все глаза на размашистую, от руки, надпись:
Вскрыть: Его Святейшеству, папе Иоанну XXIV 23 августа 3059 г.
Папа Иоанн почувствовал, как у него мурашки побежали от основания шеи
по спине и плечам.
- Оно ждало очень долгий срок, - сообщил кардинал Инчипио. - Его
оставил д-р Энгус Мак-Аран, в 1954 г. И так как папа по-прежнему хранил
молчание, он нервно продолжал. - Потрясающе, что кто-то сумел сохранить
конверт, спрятанный в подземных хранилищах. Послание было герметически
запечатано.
- Конечно. - Его Святейшество поднял взгляд. - Тысячу сто пять лет.
Как он узнал, что я буду папой на данное число?
Кардинал Инчипио мог лишь развести руками. - Разумеется, разумеется, -
кивнул папа, сердясь на себя. Этого знать вы не можете. Ну! Нет смысла
сидеть тут, с трепетом созерцая его. - Он вынул перочинный ножик и разрезал
клапан. Тот порвался со скелетным хрустом. Кардинал Инчипио, не
удержавшись, охнул,
- Знаю, - папа с пониманием посмотрел на него. - Похоже на осквернение
святыни, неправда ли? Но ему предназначалось быть вскрытым. - Он осторожно,
едва касаясь, извлек содержащийся в конверте единственный лист пергамента.
- На каком оно языке? - выдохнул кардинал Инчипио.
- На международном английском. Переводчик мне не нужен. Даже в
бытность кардиналом Калумой папа Иоанн находил иной раз время преподать
курс всемирной мировой литература. Он быстро пробежал взглядом древнее,
выцветшее письмо, а затем прочел его вновь очень медленно. Закончив, он
поднял взгляд и уставился в пространство, его темно-коричневое лицо
становилось все темней и темней.
Кардинал Инчипио обеспокоенно нахмурился. - Ваше Святейшество?
Взгляд папы переметнулся на него и на миг задержался на его глазах.
Затем Его Святейшество распорядился: - Пошлите за отцом Алоизием Ювэллом.
Кувшин с грохотом упал на пол. Ребенок бросил быстрый испуганный
взгляд на спрятанную в верхнем правом углу видеокамеру и начал собирать
осколки.
В соседней комна